К вопросам о новом онлайн-сервисе Фонда государственного имущества Украины

Введенный в действие сервис ФГИ электронного определения оценочной стоимости вызвал просто шквал эмоций и в обсуждениях на всевозможных встречах, и в СМИ.


В большинстве обсуждений, и в частности, в семинаре «Новый сервис автоматической оценки недвижимости», который был проведен 16 июля руководством ФГИ, я принимал активное участие.


Что же мы видим в публикациях СМИ – ...сделки по продаже недвижимости срываются, оценщики остались без работы, и во всем этом «виноват» введенный в действие Сервис ФГИ. И поскольку я неоднократно откликался на просьбу журналистов высказать свое мнение по данному вопросу и прокомментировать ситуацию, а теперь читаю в публикациях свои комментарии, но уже в искаженном контексте, считаю нужным еще раз высказать свое мнение по поводу скорее на самого Сервиса, а реакции на его введение.


Итак, по поводу срыва сделок. Во-первых, участники сделки купли-продажи недвижимости не ограничены возможностью использовать только лишь так называемую е-справку о стоимости недвижимости, которую бесплатно можно получить, воспользовавшись сервисом ФГИ. Не согласны с результатом сервиса, пожалуйста, обращайтесь к оценщику. Это все детально прописано в инструкциях по использованию сервиса на сайте фонда. Давайте цивилизованно подходить к проблеме, и как минимум, ознакомимся с имеющимися информационным сопровождением сервиса. Это инструкции не только для продавцов и покупателей, но также для оценщиков и нотариусов.


Во-вторых, нужно понимать, что сервис рассчитан на ТИПОВЫЕ объекты и определяет не рыночную, а оценочную стоимость по минимальному количеству характеристик объекта купли-продажи. Программа никогда не будет выдавать значения рыночной стоимости особенно для специфических, нетипичных для рынка объектов, а также для объектов в регионах с неразвитым рынком. Нужно понять, что оценочная стоимость и рыночная стоимость – это по природе своей разные вещи, хотя внешне может показаться, что они определяются достаточно сходным образом. На самом деле, это - две независимые ветки, два независимых пути достижения суммы базы налогообложения при сделках. Никто не обещал, что оценочная стоимость, определенная сервисом ФГИ обязана быть близка к рыночной стоимости объекта. И собственник вправе сам выбирать, по какому пути он пойдет. Вместе с оценщиком – или без оного. На мой взгляд, риелтор, который сопровождает сделку, вполне может проконсультировать и посоветовать своему клиенту какой алгоритм выбрать – сервис или оценщика. Также могу порекомендовать для оптимизации выбора воспользоваться SIMPLE калькулятором Увекон.


Теперь относительно паники, что Сервис оставит без работы оценочный бизнес. Давайте уточним, кто громче всего об этом кричит. В большинстве те, для кого оценка – это штамповка документов, которые нельзя назвать отчетом с точки зрения существующей нормативно-правовой базы оценки. В результате и обществом, и государством все оценщики воспринимаются как некая единая масса недобросовестных профессионалов. Если оценочный бизнес наконец избавится от этого балласта лже-специалистов внедрившегося в его ряды с началом работы в свое время скандально известных «Майданчиков», то будет лучше для всех, и, в первую очередь, для потребителей услуг оценочного бизнеса. Если говорить о погрешностях в результатах оценки, то Сервис начал получать нарекания уже с первых дней работы, а то, что творят некоторые оценщики годами, знают в основном рецензенты и члены экзаменационной комиссии, которые лишают их сертификатов… Я бы настоятельно рекомендовал риелторским компаниям проверить квалификационный уровень оценщиков, которых они рекомендуют своим клиентам.


Ну, и по поводу «вредоносности» Сервиса. Я уже отмечал причину, по которой оценку для налогообложения вывели в значительной степени из правового поля независимой оценки. Еще раз подчеркну – Сервис создан для определения оценочной стоимости типовых объектов недвижимости и реализации положений статьи 172 Налогового кодекса Украины. Конечно, ФГИ должен еще приложить усилия для совершенствования системы, особенно в части используемых исходных данных по объектам сравнения. Руководство Фонда это признает, процесс идет, дальше будет видно...

Владимир Шалаев. Генеральный директор группы компаний «Увекон»